Смотрицкий



Бывают в истории личности, которые рождены своей эпохой, но их значение и изве­стность выходят далеко за ее пределы. Бы­вают и такие, которых нельзя представить вне своего времени, вне тех условий, в которых они воспитывались и жили. Смотрицкий сов­мещает в себе черты одних и других. В самом деле, когда мы произносим его имя, мы вспо­минаем его прежде всего как автора извест­ной «Грамматики» церковнославянского язы­ка, которую Ломоносов вместе с «Арифмети­кой» Магницкого назвал «вратами своей учености». Менее известна общественно-лите­ратурная деятельность Смотрицкого как писа­теля-полемиста. Она тесно связана с эпохой, непонятна и необъяснима без нее. Без Смот­рицкого трудно представить развитие литера­туры и общественной мысли в один из слож­нейших периодов истории Белоруссии—в I чет­верти XVII в. Как сын своего времени, он от­разил всю его сложность и противоречивость.

Мелетий Смотрицкий привлекал к себе внимание многих исследователей. О нем писа­ли польские, немецкие, русские, украинские, белорусские и другие ученые. Публикова­лись отдельные архивные документы о жизни Смотрицкого, печатались его сочинения в пе­реводе и в подлиннике, писались монографи­ческие исследования и короткие статьи о жиз­ни и о различных сторонах деятельности Смо­трицкого. Особенно значительна группа работ, посвященная анализу филологических взгля­дов Смотрицкого. И это внимание естественно, ибо его «Грамматика» сохраняла свое научное значение в течение 150 лет после издания.

Основным достоинством всей дореволюци­онной литературы о Смотрицком является вы­явленный и собранный большой фактический материал. В своих выводах и интерпретациях одни авторы были более объективны и бес­пристрастны (К. Харлампович, К. Еленевский, А. Осинский), другие — тенденциозны (М. Коялович, С. Голубев, А. Демьянович, иезу­итские и униатские историки).

Однако для всех них характерен один недо­статок, который вытекает по существу из ограниченности мировоззрения. Для них важ­но было выяснить значение церковной деятель­ности Смотрицкого, сущность религиозной борьбы того периода и в зависимости от этого оценить его место в истории религиозной жиз­ни. Дореволюционные историки видели в об­щественной борьбе того периода одни только страстные и яростные «богословские пере­бранки». По их мнению, «если бы только люди того времени могли столковаться между собой относительно небесных вещей, то у них не бы­ло бы никаких оснований ссориться из-за зем­ных дел». Они либо недостаточно, либо со­всем не касались анализа классовой позиции Смотрицкого в той религиозно-политической борьбе, которая развернулась после Брест­ской церковной унии. Поэтому роль социаль­ных и классовых идей в становлении личности и в характере творчества Смотрицкого они игнорировали, а весь упор делали на одну сторону — религиозную, которая освещалась ими как центральная и единственная и в деятельности Смотрицкого, и в общественной жизни того времени.

В послеоктябрьский период советские ис­следователи уделяли недостаточное внимание изучению общественной мысли Белоруссии и Украины этого периода, деятельности и взгля­дов Смотрицкого в частности. И только в последние годы, в основном в трудах белорус­ских и украинских ученых, посвященных исто­рии общественной мысли и литературы, Смо­трицкого не обходят молчанием. Среди этих работ в первую очередь следует отметить «Хрэстаматыю па старажытнай беларускай лггаратуры» А. Коршунова (Минск, 1959), сборник «Из истории философской и обще­ственно-политической мысли Белоруссии» (Минск, 1962), книгу «Украшсью письменни- ки-полемкти кшця XVI — початку XVII ст. в боротьбi проти Ватжану i Унп» П. Загайко (КиТв, 1957), «Во славном месте виленском» А. Анушкина (М., 1962), «Из истории общест­венно-политической жизни городов Белорус­сии в XVI — половине XVII в.» 3. Копысского («Труды Института истории АН БССР», вып. 3. Минск, 1958) и др.

Нельзя не указать также последних работ П. Яременко «Пересторога» — украшський антиушатський памфлет початку XVII ст.» (Киев, 1963) и «Украшський письменник-поле-  Христофор Фiлалет и його «Апокрисис» (Львiв, 1964), где дается подробная характе­ристика изучаемого нами периода, анализ крупных полемических трактатов того време­ни и оценка религиозно-литературной полеми­ки, активным участником которой был и Меле­тий Смотрицкий.

Нам кажется, что пробел в изучении лич­ности и деятельности Смотрицкого советскими учеными не был случайным: своей противоре­чивой непоследовательной позицией в нацио­нально-освободительном движении он не вы­зывал интереса у исследователей. Тем не менее без Смотрицкого нельзя полно предста­вить общественную и культурную жизнь в Бе­лоруссии начала XVII в. Все это требует тща­тельного и объективного изучения его дея­тельности.

Контактная информация